Опрос

Какая тема, на Ваш взгляд, недостаточно представлена на нашем сайте? Свои замечания и пожелания оставляйте в разделе «Отзывы и предложения».
Коллекция музея
Выставки
Музейные события
Музей – детям
Донское казачество
Памятники природы
Информация для туристов
Посмотреть результаты опроса

Результаты опроса

Коллекция музея
114 (1%)
Выставки
104 (1%)
Музейные события
76 (1%)
Музей – детям
118 (1%)
Донское казачество
243 (2%)
Памятники природы
69 (1%)
Информация для туристов
12599 (95%)
Архив опросов

Новости

«Несерьезный спор» с мистером Солсбери

27.02.2015

55 лет назад, 1 марта 1960 года в газете «Правда» была опубликована статья М.А. Шолохова «О маленьком мальчике Гарри и большом мистере Солсбери». Эта статья-памфлет стала ответом на выступление американского корреспондента Гарри Солсбери в газете «Нью-Йорк Таймс».

Первая часть «Поднятой целины», изданная в Америке книжным концерном «А. Кнопф» в переводе Стефана Гарри в конце октября 1935 года, вызвала неоднозначные отклики американской прессы. Газета «Бостон транскрипт», отозвалась о романе как об «отчете Советскому правительству о трудностях, сопутствующих коллективизации, ее тупике и провале». «Нью-Йорк таймс» считала, что «Поднятая целина» - это очень тщательное изучение маленькой деревни, охваченной революционной идеей коллективизации...».

«Нью-Йорк геральд трибюн» отмечала: «Честность и теплота - вот что характеризует Шолохова при описании хутора Гремячий Лог, где разворачивается действие романа, который дает читателю возможность понять грандиозность проблемы и драматизм коллективизации... «Поднятая целина» - это прекрасное литературное произведение. Я не знаю ни одной книги, которая бы в период коллективизации с такой силой и с такой тщательностью раскрыла человеческие характеры...».

В 1959 году журналист «Нью-Йорк Таймс» Гарри Солсбери новь вернулся к теме «Поднятой целины». В своей статье он утверждал, что Шолохов давно завершил работу над второй книгой «Поднятой целины» (смертью Давыдова в советской тюрьме) и что такая концовка задержала опубликование романа.

В сентябре 1959 года М.А. Шолохов, будучи в США, ознакомился с этой статьей и на вопросы представителей американской прессы с иронией сказал, что «к нему в соавторы набивается Гарри Солсбери со своим финалом романа».

Однако, когда в 1960 году были опубликованы последние главы второй книги романа, в «Нью-Йорк Таймс» вновь вышли статьи Г.Солсбери, который заявил, что Шолохов написал конец романа заново, чтобы удовлетворить требования Советского правительства.

Тогда М.А. Шолохов выступил в «Правде» от 1 марта 1960 года с памфлетом «О маленьком мальчике Гарри и большом мистере Солсбери».

Подчеркнув, что «всерьез спорить с мистером Солсбери по вопросам искусства - значит не уважать само искусство», писатель задает законный вопрос: «Если мистера Солсбери действительно интересовал конец книги, то почему он не обратился с таким вопросом ко мне, так сказать, к первоисточнику, хотя бы в 30-х годах, после выхода первой книги? Или почему он не спросил у меня об этом, когда я был в Америке? Ведь у него были все возможности увидеться со мной. Я в нескольких фразах сообщил бы ему о развязке». По словам писателя, эта развязка как была задумана в ходе работы еще над первой книгой, так и завершена теперь безо всяких изменений и переделок.

Еще в феврале 1955 года в беседе с К. Приймой в Вёшенской писатель говорил: «...Содержание второй книги романа - это ожесточенная борьба двух миров, тьмы и света. В сущности - это последняя схватка в великой битве: кто – кого?.. Ты спрашиваешь, чем закончится роман? Трудно сказать. Я сейчас размышляю над концовкой. Могу твердо сказать одно - финал будет драматичен, будут жертвы… будет так, как велит правда жизни. Время то было суровое, борьба шла не на жизнь, а на смерть, и жертвы были немалые».

Заочное знакомство М.А. Шолохова с Г. Солсбери имело продолжение: в 1970 году журналист обратился к Михаилу Александровичу  с просьбой написать статью для «Нью-Йорк Таймс» о творчестве  Э.Хемингуэя, и писатель откликнулся, охарактеризовав  произведения классика американской литературы как «целую эпоху в истории мировой литературы».

 

Татьяна Нектова