Опрос

Какие строки романа М. Шолохова «Тихий Дон» вспоминаются Вам чаще?
Мелеховский двор – на самом краю хутора.
Вёшенская – вся в засыпи желтопесков.
Родимая степь под низким донским небом!
За Доном в лесу прижилась тихая, ласковая осень.
Казакует по родимой степи восточный ветер.
Омытая ливнем степь дивно зеленела.
Посмотреть результаты опроса

Результаты опроса

Мелеховский двор – на самом краю хутора.
358 (39%)
Вёшенская – вся в засыпи желтопесков.
75 (8%)
Родимая степь под низким донским небом!
205 (23%)
За Доном в лесу прижилась тихая, ласковая осень.
109 (12%)
Казакует по родимой степи восточный ветер.
87 (10%)
Омытая ливнем степь дивно зеленела.
77 (8%)
Архив опросов

Коллекция музея

Четверть

Четверть – так традиционно на Дону называли бутыль, которая вмещала в себя четвертую часть ведра (3,1 л.). В тексте романа М.А. Шолохова «Тихий Дон», который нередко называют энциклопедией казачьей жизни, читаем:

За накрытыми столами нетрезвый гуд подвыпивших гостей. Сватов усадили в горнице за стол. Вскоре приехали из церкви молодые. Пантелей Прокофьевич, наливая из четверти, прослезился. (Кн. 1, ч. 1, гл. 23)

— Пантелей Прокофич, сын у тебя!..
— Голова у него золотая! Мозговит, сукин кот!
— Черт хромой, станови хучь четверть! (Кн. 2, ч. 5, гл. 23) 

Остановился Петро возле новой церкви у отцовского полчанина, попросил его помочь вырыть труп свата. Тот охотно согласился.

— Пойдем. Знаю, где это место. И неглубоко зарывают. Только как его найдешь? Там ить он не один. Вчера двенадцать палачей расстреляли, какие казнили наших при кадетской власти. Только уговор: посля постановишь четверть самогону? Ладно? (Кн. 3, ч. 6, гл. 23)

В 2012 году коллекция Музея-заповедника М.А. Шолохова пополнилась типичными предметами быта жителей верхнего Дона, и среди них находилась бутыль начала ХХ века. Подобные бутыли были широко распространены и на Верхнем Дону, использовались чаще всего для хранения алкогольных напитков (самогона, водки и др.).

Данный предмет, использовавшийся казаками в быту, не обладает уникальностью и неповторимостью, но помогает нам представить реальную жизнь прошлых времён.

Людмила Кочетова