Опрос

Какие строки романа М. Шолохова «Тихий Дон» вспоминаются Вам чаще?
Мелеховский двор – на самом краю хутора.
Вёшенская – вся в засыпи желтопесков.
Родимая степь под низким донским небом!
За Доном в лесу прижилась тихая, ласковая осень.
Казакует по родимой степи восточный ветер.
Омытая ливнем степь дивно зеленела.
Посмотреть результаты опроса

Результаты опроса

Мелеховский двор – на самом краю хутора.
431 (39%)
Вёшенская – вся в засыпи желтопесков.
97 (9%)
Родимая степь под низким донским небом!
243 (22%)
За Доном в лесу прижилась тихая, ласковая осень.
130 (12%)
Казакует по родимой степи восточный ветер.
101 (9%)
Омытая ливнем степь дивно зеленела.
96 (9%)
Архив опросов

Коллекция музея

Телеграмма Шолохова Анатолию Калинину

Текст телеграммы, отправленной к 60-летию А.В. Калинина:
«Хутор Пухляковский Ростовской области Анатолию Калинину
Дорогой моему сердцу человек от сердца поздравляю тебя днем рождения одновременно грущу что для тебя уже начался скучный путь с ярмарки где было и весело и трудно и достаточно шумно Твой Михаил Шолохов».

Выступая на одном из литературных вечеров в ростовском Доме ученых, Шолохов об Анатолии Калинине отозвался так: «Люблю его как сына».

Анатолий Вениаминович - прозаик, поэт, последователь шолоховских традиций  в русской литературе. Широко известны его книги: «Курганы», «Товарищи», «Суровое поле», «Запретная зона», «Эхо войны», «Гремите, колокола!», «Возврата нет», «Цыган». Он – автор многочисленных книг о Шолохове.

А.В. Калинин – фронтовик, общественный деятель, лауреат Государственной премии РСФСР им. М. Горького, награжден орденами Ленина, Октябрьской Революции, Отечественной войны, Красной звезды, Дружбы народов, Трудового Красного Знамени и другими наградами.

Первая встреча М.А. Шолохова и А.В. Калинина состоялась в 1938 году, когда редакция «Комсомольской правды» командировала молодого ростовского корреспондента в Вёшенскую с заданием написать очерк «В гостях у Шолохова». Позже в статье «Наш Шолохов» Анатолий Вениаминович напишет: «Когда я к нему прибыл, Шолохов был болен, но корреспондента «Комсомолки» принял сразу. Ему тогда было тридцать три года, а слава его уже широко шагнула за пределы нашей страны. Загорелый, совсем молодой и с той всевидящей дружелюбной насмешкой в больших глазах, от которой, казалось, ничто не могло укрыться. И это впечатление потом  уже осталось на всю жизнь. Как и впечатление какого-то удивительного сочетания у него простоты и изящества. Как и в книгах, ни одного лишнего слова. И никакого в его отношении к людям деления их по рангам, по чинам. Его интересует каждый человек…».